Шумный поток людей радостно принимает в себя всё новых прохожих, распадется на звенящие голоса, запахи и цвета, огоньки прозрачных шаров с подсветкой и стаканчики вафельного мороженого, которое продают недалеко от входа в информационный центр Ночи Музеев-2018. Сейчас не больше пяти минут восьмого, а люди уже заполонили центр города, жадно изучают листовки и маршруты. Солнце клонится всё ниже, у фонтана играют «Smells like teen spirit». 

Навстречу попадаются мамы с детьми, влюблённые парочки и десятки хохочущих жадных до ночных прогулок школьников и студентов. Мы запаслись картой и необходимыми нам программками заранее, так что отправляемся в первый музей, который выбрали сразу же. Это музей «В. Высоцкого». 

Да, моя ласточка! 

Вход по студенческому всего 50 рублей. Цена обычного – 100. Пожилая гардеробщица скучает за стойкой: желающих сдавать вещи нет, посетители сразу устремляются к инсталляции. Рядом с сувенирной продукцией – два белых стола, где маленькие посетители музея могут порисовать, создать эскиз собственной гитары и подписать сей шедевр (как я поступила первым делом). Внутри самого длинного стеллажа, видимо, личные вещи поэта – там и старые стулья, и какие-то шали, ветхие альбомы или тетради, которые соседствуют с маленькой не лакированной гитарой и куском металлической цепи – «может быть, из Гамлета?». За всеми этими предметами висят большие и средние фотографии, в основном черно-белые, маленького Володи в смешной шапке или взрослого и серьёзного, уже театрального актёра. Дальше, за стеклянной стеной – инсталляция комнаты поэта, а ближе ко входу, прямо рядом с его гипсовой фигурой – красавец, голубой «Мерседес-Бенц-380». Гордость Высоцкого.  


Народу пока немного. Мы бродим в полупустом зале: бережно ощупываем пластинки или хрустящие страницы сборников. Послушав знаменитую песню в трубке таксофона, получив предсказания «от самого поэта-песенника» и проверив в игре, как хорошо мы знаем свой город, поднимаемся на второй этаж. Там снова фотографии. Иконы и письма. Венцом композиции, видимо, является посмертная маска Владимира Высоцкого. Впечатление она производит жуткое. 

В последний момент, уже направившись к двери, я замечаю на стене наушники. «Наверное, какая-нибудь скучная лекция о жизни Высоцкого…». Нет. Красивый женский голос. Марина Влади! Даёт интервью какому-то дотошному журналисту. Интервью прерывается. Вдруг я слышу прямо у себя в ушах голос Высоцкого. «Да, моя ласточка! Здравствуй», - голос льётся нежно и спокойно, не торопясь, без обыкновенных для него надрывов и хрипов. Я замираю. Высоцкий, обращаясь к Марине Владе, спрашивает, как прошёл её день, удивляется чему-то, задаёт уточняющие вопросы. Наконец, включается снова интервью Марины с журналистом. Но я уже его не слышу. Мы выходим из здания на улицу. А в ушах у меня звучит: «Да, моя ласточка!». 

Жизнь ключом била 

Небольшой хорошо-освещённый зал. Белые стены и светлый паркет сильно контрастируют с красным коридором и яркими цветами других помещений киностудии. Однако картины на стенах сглаживают это впечатление. Солнечные, зелёные, оранжевые, синие и пёстрые – будто художники вдохновлялись не земными пейзажами, а марсианскими хрониками или фотографиями Юпитера. 

Прямо передо мной летний сочный луг, от разноцветной травы на котором будто летят брызги. Синее небо отливает не то жёлтым, не то розовым. Облака закручиваются в лохматые и беспорядочные вихри, похожие на куски сладкой ваты (которая, кстати, продаётся в холле). Разноцветная трава, стелется, как морская гладь, и податливо расступается перед маленьким рыжим существом, отдалённо напоминающем собаку. Почему-то глядя на эту картину, остро ощущаешь какую-то нехватку детства и света в твоей жизни, в голове всплывают кадры десятилетней давности: вот меня папа учит кататься на велосипеде, вот я лечу вместе с велосипедом в крапиву, вот мы нашли ежа, а тут уже вместе с моей собакой бежим по деревенской колее. Трава хлещет по ногам, оставляет жгучие царапины, но мне не больно; в ноздри бьёт запах сена и клевера, дома ждёт лесная земляника, которую принёс добрый сосед из квартиры напротив; надо мной голубое чистое небо – хорошо-о! 

Анастасия Павлова, студентка: «В киностудии в эту ночь жизнь просто ключом била! Было очень много стендов и небольших залов с экспозициями. Тем не менее, меня больше всего зацепила картинная выставка - очень уж она была яркая и позитивная. Порой нам всем не хватает красок. Жизнь кажется однообразной и серой, однако стоя перед невероятно сочными и яркими пятнышками-картинками, невольно задумываешься о том, что все не так уж плохо». 

Вокруг да около 

«Артём, давай перелезем через забор!» – «Что?!». – «Видишь, забор? Мы дорогу сократим. Мы тут ходим уже полчаса, а найти павильон, в котором проходит концерт, так и не можем!». Мой фотограф обречённо вздыхает и плетётся к забору. Ему эта идея не нравится. Но, видимо, тот факт, что мы уже пробовали подойти к киностудии, как минимум с трёх сторон, и так и не нашли нужный адрес, не нравится ему больше. К тому же, концерт уже начался, а мы всё ещё на улице. Любители музеев лениво шагают мимо, то заходя в здание, то выходя из него. Вокруг невысокого чёрного забора какие-то гаражи, доски, всякий сценический мусор и две старые повозки – побольше и поменьше – ну или то, что от них осталось. Я пытаюсь подтянуться на руках, и кряхтя изо всех сил, цепляюсь ногами за чугунную опору. Артём на все мои манипуляции только лишь мотает головой, бросает рюкзак на землю и просовывает голову между прутьев. «Ты и правда думаешь, что пролезешь?!». Фотограф не отвечает, а просто молча берёт и пролазит. Вот он уже протаскивает рюкзак на другую сторону, так же через прутья. А я продолжаю болтаться на заборе и не знаю, что сказать. «Кстати, там была калитка», – Артём спокойно указывает в противоположную часть двора, чем совершенно убивает во мне хоть какую-то способность говорить. Он ехидно посмеивается и ждёт, пока я начну что-то предпринимать. Я в полном бешенстве слезаю с забора, ругаюсь себе под нос и иду к этой дурацкой калитке. Пролезть через прутья я даже не стала пытаться. Артём ждёт меня на тротуаре. Мы возвращаемся туда же, откуда пришли. 

Проходим мимо выставки картин и… о чудо! Пройти до того самого павильона, оказывается, нужно было всего каких-то 30 метров. 


Наконец, мы внутри. На руках жёлто-зелёные кислотные браслеты, за которые мы отдали 150 рублей, чтобы войти. На сцене уже играет какая-то рок-группа: девушка в блестящем серебряном плаще танцует на сцене, смеётся в микрофон и всячески разогревает толпу. Мимо нас, туда-сюда снуёт молодёжь: кто – в телефоне, кто фотографирует, некоторые и вовсе не слушают музыку, а просто болтают с друзьями и осматривают высоченные стены, обитые специальным материалом. У стендов другие рок-группы рассказывают о себе, зовут на концерты и предлагают билеты. Чувствуешь себя, как на какой-то элитной рок-тусовке, где все друг друга знают, здороваются за руки, шутят шутки и болтают на какие-то свои темы. По сути, так и оно есть. 

Все ждали хедлайнера. Сегодня это Fakehistory. Когда Саша и Паша поднимаются на сцену, пустая площадка перед ней тут же заполняется и зал взрывается от аплодисментов. Студенты и школьники, мужчины и девушки лет 25-ти качаются в такт музыке, горланят припевы, а на последней песне включают фонарики. Какому-то знакомому группы позволяют даже усесться на сцене: он по-хозяйски берёт стул, плюхается рядом с Пашей и подпевает строчки, которые знает. Со сцены его провожают, как полноценного солиста. Атмосфера домашняя, уходить не хочется, но мы итак задержались, а нужно посмотреть ещё хотя бы одну площадку. Протискиваемся сквозь толпу выходим на улицу. 

Юные смешные голоса 

Ельцин-центр видно издалека. Среди тёмного неба его огни ярко выделяются и приманивают к себе вялотекущие кучки наиболее стойких жителей города. Они громко гогочут, пьяный смех гулко отдаётся в тёмных переулках и отскакивает от мостовой. Какая-то компания из двух женщин и мужчины лет 40-ка разбивает о брусчатку бутылку шампанского. Мужчина сначала страшно злится, но тут же начинает травить пошлые шутки и предлагает прохожим слизать игристое с мостовой. Никто не соглашается. Кто хотел – уже нализались, остальные не спеша, идут по набережной к Ельцин-центру. Тёмная вода тихо плещется о холодные плиты. 

У входа толпа – около сотни человек. Понимаем, что попасть на какую-то другую площадку, мы скорей всего, уже не успеем, поэтому не торопимся, а просто поднимаемся по лестнице и болтаем. 

В зале фотографии ТАСС. Тысячи фотографий XX века, запечатлевших самые его судьбоносные моменты. Слева – молодой парнишка в покорёженной каске. Небритые, грязные щёки сводит от ужаса, напряжения и слоя земли и сажи на них. Парнишка выглядывает из окопа и вглядывается куда-то вдаль. Вдалеке идут танки. 


Девочка в синем платьице, с торчащими косичками играет во дворе с тряпичной куклой. О чём она думает? О чём думали девочки в то время? О чём думали их мамы, которые стояли в очередях за куском мяса несколько часов? Кто из этих женщин в старых поношенных пальто на фотографии мама девочки? Есть она здесь? 

Сотни человеческих судеб, сотни страшных и знаковых событий мира, или счастливых событий. Жив сейчас тот человек, который делал эту фотографию или нет? Кем ему приходились мальчишки, вылупившиеся на заднем фоне? Столько вопросов. Как будто сотни отдалённых «юных смешных голосов» что-то настойчиво бормочут, бормочут в голове. Так много фотографий! Так много историй! Почему-то мне становится некомфортно от всех этих мыслей, и я прошу Артёма уйти. Мы молча спускаемся к реке. Ночной воздух пахнет поздней весной. По стенам Ельцин-центра падают звёзды. Где-то ржёт пьяная компания. Ветер тихо трётся о щёки, принося с собой запах Исети, сухого асфальта и листвы. Звёзды с Ельцин-центра возвращаются обратно на небо. 

За вечер мы успели обойти только четыре площадки, забыв про время и задержавшись на концерте. Мой изначальный план пройтись по пяти музеям провалился, но воспоминания всё равно остались приятные. 

Ночь Музеев проводится в Екатеринбурге не первый год. Каждый раз организаторы придумывают что-то новое. В этом году большинство площадок были бесплатные; почти везде школьникам, студентам и пенсионерам предлагались скидки. Кроме того, порадовало продление транспортных маршрутов. Ночь Музеев, несомненно стоящее мероприятие. Однако с избытком информации и недостатком времени вы, так или иначе, столкнётесь. Для себя я решила, что в следующем году – никаких топ-5 ставить себе не буду: запомню я надолго какую-то информацию вряд ли, зато погулять в своё удовольствие смогу. А как вы проведёте свою Ночь Музеев-2019, решать вам. 

Анастасия МУРАВЬЕВА 

Фотограф Артём НОВОСЁЛОВ

Нажми после прочтения:
Если ты напишешь свое мнение, мы будем его знать:

Жми на все кнопки!